Хроника Парижской Жизни

Сохранить этот вечер

Неделя началась странно. Утром я обнаружила, что моя боль в спине никуда не делась. Я слишком активно и, видимо, много скакала по Парижу в эти выходные. Сижу теперь без движения. Передвигаюсь по квартире старушечкой. Неделю я надеялась, что боль пройдет сама. Не прошла. Теперь точно нужно идти к врачу. Главное, чтобы он спортом мне не запретил заниматься. Тогда… Я даже не знаю, как я буду жить тогда.

С самого утра меня засосали встречи. И не отпускали до пяти вечера. Обсуждения достигали такой степени абсурда, что я бросила вникать в беседу и начала перечитывать Довлатова. Отключилась и пропала. Время прошло незаметно.

Вечером надо было ехать после работы на японский. Но ехать совсем не хотелось. Спина ныла. Обещали снег. Мои коллеги рано уехали домой. Здесь у нас снег — трагедия, драма, конец света, коллапс. Никто не может ни въехать, ни выехать, ни заехать, ни отъехать. Поэтому сегодня вечером офис опустел необычно рано. Вернется ли кто-нибудь завтра утром — пока сложно сказать. Все зависит от снега.

Но никакого снега сегодня вечером не было. Был обычный дождь, мелкий, противный, прямо в глаз. Я чувствовала, что тушь моя течет струйкой за золотой шарф, но ничего поделать не могла. Боль в спине ограничила все телодвижения.

В общем шла я домой и чуть не плакала. Думаю, ну, вот дождь вместо снега, тушь течет, ветер бьет по бокам, холодно, народ счастливый почему-то на террасах. И тут подумала. Ну, что же я расстраиваюсь. Во-первых, снег, возможно, завтра все-таки пойдет. Надежда есть. Температура должна опуститься до минус двух градусов. Во-вторых, брат Камило к нам прилетает на этой неделе. Мы будет есть фондю, греться под нашей десятиметровой гирляндой и пить красное вино. И к тому же мы уедем в небольшое путешествие. Куда именно — сюрприз. Всем занимается Камильчик.

Ну, а в-третьих, к нам на пару дней приехала одна из лучших наших подруг. И вот в том время, как я уворачивалась от порывов ветра на площади Восстания, они вместе с Камильчиком в нашей теплой маленькой квартире под нашей десятиметровой гирляндой, наверняка, дегустировали, грелись, вспоминали каждый год нашей десятилетней дружбы.

И от этой мысли я даже почти согрелась. Примчалась домой довольная. Было тепло, уютно и весело. Вина не было. Но был ужин, приготовленный Камильчиком. Был шоколадный торт, который я безуспешно пыталась сфотографировать. В какой-то момент рука моя дрогнула, телефон плюхнулся на зеркальный торт, расплющил малинку и утонул в шоколадном креме. Все вокруг смеялись надо мной. И я тоже чуть не плакала.

Мне захотелось запомнить этот вечер. Чтобы он остался в памяти, а не был бы вычеркнут навсегда суетой. И торт, и сплющенная малинка, и дождь вместо снега, и десять метров гирлянды, и дорогая подруга, и свечи, и даже холод. Пусть это все сохранится. В дневнике моей памяти. Как напоминание, что даже самые странные дни могут закончиться хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.