Живем,  Хроника Парижской Жизни

Не орать!

Я стою напротив детской больницы, где родились девицы, и ору. Смотрю направо, в сторону Эйфелевой башни, и ору на одну. Смотрю налево, в сторону башни Монпарнас, и ору на другую. А они разбегаются, визжат и ничего не слышат.

Прохожие с удивлением и даже страхом смотрят на меня, слыша ор на непонятном языке. Но мне уже все равно. Я в ударе, или в угаре, в общем в полном накале, ору и мне наплевать на всех вокруг.

Машины несутся на огромной скорости. Девицы несутся к ним. Я снова ору. В центре Парижа. И мне совсем не стыдно.

Девицы не слышат ничего. Тоже что-то орут. Я ору им в ответ: “Не орать на мать!”

Со стороны выглядит комично, но внутри страсти кипят такие, что сделай мне какой-нибудь посторонний замечание, я бы ему дала по голове с огромным удовольствием плюшевым медведем.

Стою лохматая, ненакрашенная, с низким содержанием кофеина в крови и сама себе сочувствую. Сочувствую и немного недоумеваю. Вот как?! Как я дошла до жизни такой?! Ведь нет человека спокойнее, мне кажется, рассудительнее и терпеливее. На работе мне часто говорят, что меня сложно вывести из себя. И это правда. Меня на самом деле люди редко выводят из себя. Но вот девицы…. Не знаю, как у них это получается. Стоит им разбежаться в разные стороны, как мне хочется сразу же рвать и метать….

Я знаю, что через несколько лет мозг всю эту ерунду сотрет из памяти. Останется только Париж, весна, солнце, запах булок с шоколадом и цветущей мимозы; башня, одна и вторая…. и девицы… одна и вторая.

А пока… вернувшись домой, я забросила обеих спать. С глаз долой. А сама пошла поднимать уровень сахара и кофеина в крови. Отойду немного — и все начнется по новой. Но два часа без криков и беготни у меня, надеюсь, все-таки есть.

33 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.