Живем,  Хроника Парижской Жизни

Не грустится

Хотела поддаться легкому унынию сегодня. И как все чудно складывалось. Дождь за окном, я одна с девицами, Камильчик весь день на работе, с утра пораньше нужно было нестись в русскую школу, попадая во все лужи, но при этом не попав под поезд.

Девицы, конечно же, ругались, орали, вырывались, разбегались, щипались, кусались и даже выдергивали друг у друга волосы. До боли знакомый #домдур.

Все эти обстоятельства настроили меня на нужную волну, захлестнуло, унесло, а скорее понесло, я еще Земфиру включила «Мы разбиваемся». Там еще есть и «мы разбегаемся». Ну, все, как у нас. В общем создала идеальные условия для грусти.

Но вот по дороге домой наткнулась на эту витрину и не смогла сдержать улыбки.

Пытаюсь понять, что меня так рассмешило.

То ли эти бежевые ноги, собранные в веер и ужасно глупо торчащие в витрине аптеки. Тень от ног добавляли вееру особую пышность.

То лет такой богатый выбор оттенков всеми фибрами моей души отрицаемого цвета. Что бы ни случилось, каким бы ни был протокол. Я лучше из дома не выйду. При этом я спокойно их раньше носила. Но теперь не могу. Правда. В панику впадаю.

То ли все дело в моей чудной способности выходить на несколько минут из себя, подниматься метров на пять над землей и смотреть на то, что происходит внизу.

А внизу под бежевыми ногами на мокром асфальте сидела Викуська, сняв куртку, накинув ее на голову, спрятав лицо и о чем-то очень горько и очень громко рыдая. Александра стояла рядом у витрины с зеркалами, увеличивающими отражение  втрое, а то и в 10 раз. И кривлялась.

Люди шли мимо, смотрели сначала на Бакуку, затем на Александру, взглядом искали мать. А мать застыла перед витриной с бежевыми торчащими во все стороны ногами.

Мне стало очень смешно от этой картины.

Несколько секунд спустя я спустилась на землю. Схватила за шиворот одну и вторую, сфотографировала бежевые ноги и направилась к метро.

Попробовать погрустить решила завтра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.