Офисные будни

Под водой…

В нашем чудном офисе идет очередной ремонт. В этот раз на лестнице. Подняться на этажи можно только на лифте. Для меня немыслимая каторга и страдания: сталкиваться с людьми каждое утро, каждый день и каждый вечер в лифте и ехать с ними целых 4 этажа. Те, кто не выносит молчания, пытается завести беседу. Беседу на 4 этажа. Я только улыбаюсь и говорю нет, или да, или не знаю, или просто качаю головой в знак сочувствия. В общем, нелегко.

Сегодня утром, подходя к офису, я заметила у лифта коллег, с которыми мне совсем не хотелось ехать все 4 этажа вместе. Одна из коллег встречает всех с таким странным, буйным, ненастоящим, неправильным энтузиазмом, что складывается впечатления, что перед тобой возбужденный прыщавый подросток, который хочет миру открыть все его, мира, тайны — за 10 минут.

Меня такие люди напрягают, выматывают, а по утрам еще и раздражают. Я от них прячусь. Как могу. Сегодня пряталась на улице. Делала вид, что была занята чем-то важным, а на самом деле ждала, когда наконец-то возбужденная коллега сядет в лифт и уедет на свой 5 этаж.

Дождалась. Выдохнула. Зашла в здание. В лифте поднималась одна. Счастье.

Поднявшись на этаж, я, как обычно, сменила кроссовки на каблуки, сгоняла выпить кофе с лучшей офисной подругой, вернулась за рабочий стол и принялась читать накопившиеся за выходные письма.

И в этом время спиной почувствовала, как на меня надвигается бешеный энтузиазм. Захотелось спрятаться, сбежать, скрыться. Но было уже поздно. Автор бешеного энтузиазма уже стоял передо мной. Вернее стояла. С огромной улыбкой на лица, искрами в глазах, хорошим туго натянутым настроением. Я вздохнула и приняла неизбежное.

После классических “как дела”, я услышала вопрос: “Ты под водой?” В переводе с французского это означает аврал, очень много работы, настолько много, что не вздохнуть.

Фраза эта меня всегда немножко раздражает, особенно в контексте нашей компании, особенно в контексте того, чем мы тут все занимаемся. И так как я была раздражена невозможностью избежать разговора с этой коллегой, меня малость понесло.

Вместо вежливого “о, да, работы — не встать”, я ей сказала, что почти не испытываю аврала, что не напрягаюсь, когда что-то не успеваю, что это не конец света, и что делами своими руковожу эффективно. Так и сказал — “эффективно”, почувствовав сразу же что-то неестественное в этой фразу.

По лицу коллеги было понятно, что она совершенно не ожидала такого ответа. Разговор повис в воздухе. Мне совсем не хотелось проявлять эмпатию. Разговоры о том, насколько люди вокруг заняты, меня ужасно напрягают, потому что я уверена, что дело не в количестве дел. Есть такой тип людей, которые из мухи делают слона, одно дело растягивают на месяцы, не могут найти силы, чтобы принять важные решения, никак не соберутся в спортзал, постоянно жалуясь на нехватку времени.

Это стиль жизни, честное слово.

Коллега в конце концов мне что-то ответила, пожелала хорошего дня и вернулась обратно в свой аквариум.

Я же не могла почему-то успокоиться, заново переживая наш короткий разговор. Сначала я пожалела о том, что не согласилась с нею. Не сказала, что тоже ужасно занята. Будет теперь думать, что я дурака целыми днями валяю.

Потом я начала ее жалеть. Вместо того чтобы проявить чуткость и посочувствовать ее нелегкой офисной жизни, я одной фразой обесценила все ее трудности.

А потом поняла, что у каждого свой конек, свой карнавал в голове, своя тема что ли. Кто-то постоянно занят и всем об этом говорит. Кто-то, как я, например, в 12 дня сходит с ума от голода — и тоже об этом всем вокруг сообщает. Другие постоянно недовольны десертами в ресторанах. И об этом тоже всем вокруг рассказывают. Есть у меня такая одна коллега. Куда бы ни пошла, везде десерты ей не подходят.

В общем у каждого на самом деле своя тема. Нужно, видимо, научиться проявлять больше сочувствия в следующий раз. Потому что когда дойдет очередь до меня, очень бы не хотелось, чтобы мою песню обесценили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.