Живем,  Хроника Парижской Жизни

Ёлка!

Существуют краеугольные вопросы, от ответов на которые тебе никогда не отвертеться. Ты обязана на них ответить. Вопросы главные. Вопросы, определяющие тебя как человека, как личность, без ответов на которые не будет твоего “я”. Вопросы, ответы на которые относят тебя к тому или иному племени.

Куда вы едете на летние каникулы?

С кем ты встречаешь Рождество и Новый год?

Какие у тебя планы на выходные?

Фуа-гра: есть или не есть?

Была ли ты когда-нибудь на море?

Поставила ли ты ёлку?

Ёлка!

У нас вокруг все говорят о ёлках. Уже месяц как. Наш местный супермаркет вывалил ёлки, затянутые в тугие сетки, еще в ноябре. И народ покупает. И несет домой. И готовится к Рождеству.

Есть даже те, кто покупают настоящую ёлку впервые. Это странно. Очень-очень странно. Новый год без настоящей ёлки. О чем вы всю жизнь думали?! Чем была наполнена ваша жизнь?! И была ли она наполнена чем-то вообще?!  

Как же этот аромат?! Который по большому счету ты сама себе придумываешь, вытаскиваешь из глубины памяти, потому что ёлки в последнее время стали нейтральными, толерантными, и почти не пахнут. Только осыпаются… как раньше. Но все равно. Ты вспоминаешь этот аромат из детства — и тебе на самом деле кажется, что елка пахнет… как раньше. 

Как же иголки?! Которые ты потом весь год будешь находить под диваном? 

Как же подарки под ёлкой?! И пусть тебе уже сто тридцать шесть лет, но ты все равно хочешь подарков под ёлкой! В этом не принято сознаваться. “Вышли из этого возраста. Пусть дети радуются.” Но я не согласна. Я хочу подарков. Под настоящей ёлкой. В красивой бумаге. С моим именем на этикетке.

Некоторые мне возразят и скажут, что искусственная ёлка с этими всеми функциями прекрасно справляется… Я не стану спорить. Мы никогда не поймем друг друга… Даже не начинайте….

И еще странно другое. Дождь. Несешь ёлку под дождем домой. Это тоже очень странно. Не впервые в жизни, конечно. Но я все равно не могу к этому привыкнуть. И еще другое: каждый год жду снега. Вот с таким прищурам: “А, вдруг! Ну, кто его знает!”

Кто его знает… Все его знают…. В Париже зимы дождливые. И эта зима не исключение. Но я все равно ничего с собой не могу поделать. Вот и сейчас по утрам выглядываю в окно и думаю: “А, вдруг?”

Ёлку мы ставим поздно. По сравнению с французами. Потому что она должна у нас пережить Рождество католическое, потом Новый год, потом Рождество наше, потом еще Старый Новый год. Выбрасываем тоже поздно. Хотя не позже всех. Иногда с удивлением обнаруживаю выброшенные сухие ёлки весной на улице, и даже летом.

Каждый год я представляю себе, как мы будем наряжать ёлку. И, конечно же, в мечтах все розово и сахарно. Мы все вместе идем ее выбирать, веселые и радостные. Потом приносим ее домой, и не теряя энтузиазма разворачиваем ёлку, раскрываем, ветки медленно опускаются, на них так же медленно опускается гирлянда, дождик и игрушки. Новогодние песни фоном сопровождают всю эту красоты. 

Потом я достаю печенье или пирог из духовки. Мы пьем чай, смотрим на ёлку, она мигает нам в ответ разноцветными огоньками, тетеньки и дяденьки поют “мы поедем — мы помчимся”… Все довольны. Все счастливы.

А на деле… на деле все гораздо прозаичнее.

Мы долго ругались, какую ёлку выбрать. Никто не хотел брать на себя ответственность за выбор. Никто не хотел потом отвечать за низкую ёлочную пышность, быстро осыпающиеся иголки и отсутствие аромата.

Девицы скакали вокруг ёлок, чуть не свалив их на землю.

А потом Камильчик тащил выбранную с огромным трудом ёлку домой, задевая прохожих и чуть не сбив старушку. Александра шла сзади, то и дело подпригивая и пытаясь ухватиться за сетку, в которую ёлка была завязана. Ёлка клонилась к земле, Камильчик шатался, кричал, чтобы Александра прекратила скакать, прохожие шарахались.

Дома мы замели иголками всю гостиную. А когда открыли коробку с игрушками, оказалось, что часть наших фигурок из вертепной композиции разбилась. В том числе и большая каменная пещера. Для Камильчик это все очень важно. Они в Колумбии каждый год устраивают конкурсы на лучшую композицию.

Камильчик расстроился и под ор рождественских “джингл белз” удалился в спальню. И закрыл дверь. И даже ею не хлопнул. Так, тихонько прикрыл — и больше мы его не видели.

Девицы скакали, стараясь забросать ёлку всем сразу: игрушками, дождиком, гирляндами…

Я достала пылесос. Пыталась убрать опавшие иголки. Пылесос закашлял, запыхтел и отказался мне помогать. Пришлось его разбирать. Оказалось, в него каким-то странным образом попал носок… Вытащила. Починила. Снова все собрала.

Девицы продолжали скакать. Чтобы как-то их успокоить, я выключила музыку — включила кино. Камильчик все еще сидел за закрытой дверью, девицы уселись на красный диван и замолчали.

До победного конца, то есть до звезды на ёлке, я дошла одна. 

Нет, пирогов и печенья тоже не было.

Сидела под мигающей ёлкой и думала. Вот, если смириться с неизбежными несчастьями, передрягами, сорванными планами, осыпающимися ёлками, забастовками, неприятностями, разбитыми пещерами, разлитым молоком и носками в пылесосе, то можно очень даже счастливо жить.

… Камильчик вышел из комнаты, посмотрел на ёлку, улыбнулся и сказал, что ёлка очень красивая и что мы всегда были и будем сильнее обстоятельств. 

— Ага, — ответила я, замешивая тесто для пирога.

В общем… мы поставили ёлку!

2 комментария

  • Larissa

    Здравствуйте, Ольга!
    Спасибо Вам за откровенность и живописные рассказы! У Вас — талант… к жизни, к творчеству и к семейной жизни! Если бы я могла читать Ваши публикации раньше… вероятно, очень даже возможно и скорее всего я была бы смелее !
    Вдохновение и радость Бытия пусть будут рядом с Вами!

    • Olga D.

      Здравствуйте, Лариса! Спасибо Вам большое за такой прекрасный, такой просто чудный комментарий. Вы даже не представляете, как он был кстати вчера вечером )) Спасибо большое!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.