Хроника Парижской Жизни

Удалиться по-французски: не улыбаясь

Мне кажется, это огромный талант — писать короткие тексты. Интересные тексты. Веселые, грустные, легкие, глубокие — не важно. Важно — короткие.

У меня очень плохо получается. Хочется иногда что-то рассказать. Я сажусь записывать — и мысль сначала растекается повсюду, потом начинает скакать в соседние сюжеты, потом вообще уходит куда-то далеко, назад, в прошлое, или сворачивает за угол, несется, несется, а там — тупик….

Вот я села вчера вечером писать о нашей прогулке по Маре. И потекло… Долго-долго… Длинно… Фалафель, карамель, солнце, тучи, клоуны на стенах, мужчины с бородой-лопатой, картинная галерея, кафе с огоньками и объявление о продаже дворца. И на каждом углу еще и призраки. Я постоянно отвлекалась на воспоминания, запахи, ароматы, звуки, цвета, тени….

Потом я решила — ладно. Разобью на мелкие-мелкие истории. Распределю всех своих призраков по разным текстам. Чтобы никому не было обидно. И чтобы не оказалось нудно, долго и не завело в тупик.

… Я хотела выпить кофе. Мы полдня ходили по городу. На улице не было холодно, но и тепло тоже не было. Зябко, мокро, серо, тускло. Стандартная парижская зима. Мы гуляли по Маре, я заглядывала в кафе, мимо которых мы проходили, и мне ужасно хотелось зайти в одно из них. Хотелось вынырнуть из этого серого столичного тумана и погрузиться в теплый оранжевый свет парижского кафе.

И еще очень хотелось кофе. Крепкого, горячего, с молоком. И какой-нибудь булки. Или пирожного. Или кекса.

У меня есть такая дурацкая привычка. Когда мне чего-то ужасно хочется, я начинаю представлять это что-то в мелких деталях. И чем больше деталей, чем больше и дольше я об этом думаю, тем сильнее желание это получить. И не дай бог что-то пойдет не так. Катастрофа и конце света.

Мы шли по площади Вогезов. Искали чай для Камильчика. Вокруг площади несколько кафе. А также галерей, магазинов, всяких бюро и агентств. Одно кафе мне ужасно понравилось. У него была открытая терраса, и свет был таким, какой я искала: теплым, оранжевым, мягким. Кофе разливали по красивым чашкам. И еще там был горячий шоколад со взбитыми сливками…. Вот почти эта атмосфера:

Смеркалось: на столе блистая,

Кипел вечерний самовар,

Китайский чайник нагревая;

Под ним клубился легкий пар.

Понимаете, я эту атмосферу уже в деталях успела представить. И как мы заберемся в самую глубь кафе, самую удобную, самую уютную глубь, чтобы никому не мешать. И как девицы вдруг перестанут скакать и прыгать, получив обещание горячего шоколада со взбитыми сливками.

Как я буду долго выбирать между булкой и лимонным тортом, а потом все равно закажу финансье с шоколадом. Я даже представила себе, как у меня будут гореть щеки. Как они обычно горят, когда проводишь весь день на ветру, а потом вдруг оказываешься в теплом помещении с булками под боком.

В общем я все это представила и мне всего этого ужасно захотелось. Хотелось только этого. Ничего больше.

Но Камильчик потащил нас в кафе, расположенное рядом с тем, о котором я мечтала. Сказал, что места там больше, людей меньше, мы никому со своими детьми и скарбом не будет мешать. Аргумент “никому не мешать” сложно чем-то крыть, поэтому я вздохнула и согласилась. К тому же кафе было похоже на американское. Я подумала, что кофе там точно должны хорошо варить, с молоком, и банановый кекс у них тоже должен найтись.

Мы зашли в кафе. Внутри было очень просторно, да и людей почти не было. Факт этот должен был нас насторожить. Но мы так устали, а девицы с Камильчиком так сильно хотели в туалет, что на изучение обстановки сил уже не осталось.

Я пошла к стойке заказывать свой кофе-латте. Брат Камильчика пошел за мной.

Заказала кофе. Официант спросил, с каким молоком я хочу кофе. Сначала я подумала, как здорово! Здесь даже молоко можно выбрать. 

— Кокосовое, соевое, овсяное, рисовое, миндальное — пел официант.

Я повернулась к брату Камильчика и начала переводить.

— А коровье? Я хочу коровьего молока, — сказал он улыбнувшись.

Я тоже улыбнулась, повернулась к официанту и спросила про коровье молоко.

Официант не улыбнулся в ответ. Тут-то я поняла, что у нас большие проблемы:

— Это веганское кафе… У нас нет коровьего молока… — официант продолжал не улыбаться.

Я оглянулась на прилавок с булками и с ужасом сообразила, что вот этот банановый кекс, тот шоколадный торт, и даже эта бриошь — все-все-все веганское, без муки, глютена, прости господи, и, кажется, без сахара…

Я не смогла сдержать нервной шутки. А затем еще одной. И еще…

Официант продолжал не улыбаться.

Было ощущение, что мы попали в западню. Уйти было неудобно. Камильчик с девицами, судя по звукам, уже что-то тюкнули в туалете. Пришлось заказывать. 

Я подумала, может, зря я с таким предубеждение отношусь к этому виду сумасшествия. Я ведь и сама не совсем нормальная. Решила попробовать вкус чужого безумия.

Кофе оказался невкусным, некрепким, холодным. Горячий шоколад был горячим, но не сладким. Кокосовое молоко было вкусным. Очень. Кекс я решила не заказывать. И думаю, правильно сделала.

А кафе было симпатичным. И тихим. И просторным. Кроме штуки в туалете мы больше ничего не тюкнули. И никому не помешали. Но мешать особо было и некому. Даже официант на некоторое время куда-то скрылся. Вышел из кафе — и не вернулся…. Все так же… не улыбаясь…

One Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.