Живем,  Офисные будни

Улетевшие на пляж

Сидела на скучной встрече и думала о времени, которое летит быстро, слишком быстро. И очень жалко тратить час на неинтересную встречу.

В одном блоге я прочла фразу о том, что некоторым свойственно находить смысл в глупых действиях только потому, что многие люди их выполняют и считают полезными. Вот как наши встречи, например. Большая часть их — огромная трата времени. Хотя многие у нас в восторге и считают нормальным такое времяпрепровождение.

Вчера вечером Камильчик нашел свой старый компьютер, подключил его и выяснил, что он, оказывается, еще работает. После почти 12 лет эксплуатации! На жестком диске обнаружили огромное количество фотографий прошлых лет. Некоторым больше 10! Зависли, конечно, все вместе, просматривая их. 


Подписаться на обновления блога, чтобы ничего не пропустить:



Чего там только не было! И время, когда только познакомились. Время, когда у меня была челка и я носила серенькие кофточки и платьица в цветочек. Еще где-то были плечики. Время, когда Камильчик был таким мальчиком-мальчиком безбородым. И как я могла его всерьез тогда воспринимать??? Хаха. 

Время, когда не было девиц. Время, когда они вдруг появились. И время сейчас, когда сложно представить, что было когда-то другое время, без нас и без девиц.

Я смотрела на наши старые снимки и думала о том, что время пронеслось ужасно быстро. Много интересного произошло, много нового. Мне кажется, мы неплохо заполнили все эти промежутки, но все равно слишком быстро оно несется.

Сидела сегодня на одном из заседаний, сокрушалась о потерянном времени, а потом в голове всплыл один абзац из книги, которую я сейчас читаю.

Там автор приводил примеры того, как из самого скучного занятия можно сделать что-то интересное. Для этого нужно поставить себе какие-нибудь интересные мини-цели и добиваться их. И быть довольным результатом — и даже гордиться собой.

Ну, например, вы идете гулять. Можно просто так шататься по городу, а можно пойти и посчитать, сколько булочных встретите на вашем пути, сколько булок вам захочется съесть. Продумывать новые пути к Эйфелевой башни. И так далее. Превратить нудное занятие в игру со своими правилами и целями.

Вот я сидела сегодня в зале и вместо того, чтобы, как обычно, “отправиться на пляж”, решила понаблюдать за людьми в переговорной, найти в их выражении лица что-то интересной, попытаться понять, кто из них уже на пляже, а кто — только подлетает.

Слева от меня сидела одна из моих коллег и улыбалась. Я очень ее люблю. Она всегда вот так улыбается. Даже если никто не смотрит. Казалось, будто она увидела ребенка, который протянул ей свои руки, она улыбнулась и протянула свои в ответ. Хорошая тетенька.

Сзади сидел еще один коллега и тоже улыбался. Но не мечтательно, как моя коллега слева, а во весь рот, улыбка в моменте, здесь и сейчас. У него давно нет волос, а вот зубы — прекрасные. Белые, аккуратные, ровные. Каждый раз, когда у меня с ним встречи, я смущаюсь и прекращаю улыбаться. Ничто не сравнится с этой белоснежной улыбкой, которая режет глаз.

Справа от лысого мужчины с раздражающей улыбкой сидел еще один коллега и хмурился. Зубы его меня не смущают, волосы у него еще есть, а кроме волос — прекрасное чувство юморе. Ну, может, не такое уж и прекрасное, но очень похожее на мое. Первое, что меня сближает с людьми, — это чувство юмора. Вы можете так же страстно, как и я, любить булки, но если мы не умирает от смеха, думая об одном и том же, то вряд ли с вами сойдемся.

Мы с ним прекрасно понимаем друг друга. Без слов. По одной только улыбке. Он заметил, что я на него смотрела, скривился, показывая, что умирает от скуки, — и улыбнулся.

Потом я рассматривала человека, который презентовал нам длинную нудную таблицу, набитую цифрами разных цветов. Ему задали вопрос. Он не знал, что ответить, — и улыбнулся. Вообще сегодня многие улыбались. В общем он сначала улыбнулся, а потом покраснел. Он всегда вот так краснеет, когда смущается. Как ребенок. Становится таким румяным-румяным. Сначала только на щеках появляются розовые пятна, а потом он весь становится багровым.

Снова мысли о времени вернулись ко мне. Я подумала о том, что внешне мы стареем гораздо быстрее, чем внутри. Вот этот румяный товарищ — прекрасный пример. Человеку полтинник скоро стукнет, а стоит кому-нибудь задать ему неудобный вопрос или вопрос, на который у него не будет ответа, как бум! — смущается, так мило и по-детски, и краснеет до самых мочек ушей.

Я вздохнула и повернулась к соседу рядом. Он кивал. Я подумала, ну, хоть кто-то слушает и вникает. А потом присмотрелась — и оказалось, что он спит. Вот по-настоящему. Глубоко и со сновидениями. Голова его качалась, глаза то и дело слегка приоткрывались, как бывает иногда, когда очень крепко спишь. Подбородок его вдруг слегка коснулся груди. За очками не особенно было заметно, что он спал, а мне сбоку сложно было сдержать улыбку.

Вот он! Первый прибывший на наш пляж! Прекрасное место, где все улыбаются, где нет идиотских презентаций, где никто не подводит итогов прошедшего года и не расписывает непонятные стратегии. Где вместо шороха кофемашины шумит море, где столовка у тебя под каждой пальмой, где можно лечь там, ге стоял, где нет встреч, заседаний, собраний и переговоров….

Идеальное место… Хотя… И там людям стало бы скучно и они снова начали бы кучковаться, собираться, организовываться и разводить дебаты. Чтобы потом, положив голову на грудь и закрыв глаза, опять укатить на какой-нибудь новый пляж…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.