Движуха,  Хроника Парижской Жизни

Экспериментируй над ближним

Карантин — прекрасное время для экспериментов. Над собой — и особенно над другими. На себе я и так ставлю эксперименты всю жизнь. В последнее время их количество увеличилось. Появилась возможность попробовать все — и практически одновременно. 

И сразу же возникло множество вопросов.

Вставать в пять утра или когда организму захочется? Спортом заниматься утром или вечером? Или не заниматься вообще, отслеживая, потребует ли тело движений. Стоять на голове или приседать? Или утром приседать — а вечером стоять на голове? 

Заниматься скрипочкой утром, днем или лучше вечером? На домашние задания во французской школе забить, ссылаясь на карантин, или все-таки вписать их в свой рабочий график? И если вписать, то когда именно? До стойки на голове или после?

А домашка в русской школе, с ней что делать?

Гулять или нет? И когда именно — рано утром, когда еще темно, или ночью, когда уже темно?

Камильчик. С ним что делать? Пустить его на самотек или вовлечь в активный образ жизни? Если вовлечь, не сбежит ли он от меня несмотря на запрет выходить из дома?

Дополнительные занятия с девицами, что, как и когда? И главное, какие именно, чтобы приглушить чувство вины?

Дни планировать или нет? По часам и минутам или пустить все на самотек?

Краситься ли по утрам и пить ли по вечерам? Эти вопросы не стояли. Сразу было понятно, что “да” и “да”. Потому что это мои способы поддержать связь с моим внешним и внутренним «я». С тем самым «я», которое все знает, понимает, принимает и не паникует.

Короче, я постоянно занята. Потому что каждый день у меня — новый эксперимент.

Камильчик пока не сбежал, девицы квартиру окончательно не разнесли, а в голове у меня еще довольно светло. 

Я пришла к выводу, что нам нужна рутина. Новая. И главное — такая конкретная, почти армейская. Без всяких — “времени много, посмотрим, чем и когда займемся”. Потому что чем больше времени, тем сильнее желание заполнить его ничем, за ничем идет ничто, вот ты уже лежишь на диване, лишенная энергии, и не понимаешь, что с тобой случилось и куда уходит жизнь.

В общем. 

Я пробовала рано вставать, как раньше, до карантина. Пробовала вставать около 8 утра. Поняла, что у меня больше энергии и сил, если встаю рано и сразу включаюсь в день. Занимаюсь спортом, хожу гулять по пустому городу, потом готовлю и завтракаю со всеми — и работа.

Не знаю, как у вас, но я заметила, что начала быстро уставать. Хотя движений в моей жизни не стало больше, скорее наоборот. И чем меньше движения, тем выше усталость. Поэтому я решила себя поддерживать в напряжении. В этом смысле план по часам очень помогает.

После завтрака я привожу себя в порядок и сажусь работать. Девицы в этом время играют, рисуют, занимаются разгромом собственной комнаты. Я пыталась одновременно работать и делать домашку с Александрой, но поняла, что у меня плохо получается совмещать два дела. Поэтому после пары дней экспериментов над собой и ребенком, я плюнула — и домашку перекинула на вторую половину дня.

Утром я работаю. Около двенадцати мы занимаемся скрипочкой. Я решила с Александрой каждый день заниматься, минут по двадцать. Сначала было тяжело, потому что я на скрипке никогда в жизни не играла и мне сложно было ей помогать и что-то советовать. Но в интернете есть все на свете. Даже курсы скрипочки для ошалевших мам.

Я немного подучилась и теперь могу давать советы по поводу расположения пальцев на скрипочке. И особенно мне нравится повторять Александре: “Расслабь кисть, не прижимай ее так сильно к скрипочке, держи расстояние!” Чувствую себя человеком в теме.

После обеда наступает мое самое любимое время — тихий час. Дома тихо и пусто. Идеальная атмосфера для медитации. Но я не медитирую, я пью кофе с коллегами. Пятнадцать минут перед началом второй половины дня. Еще я ем шоколад. Я решила, что во время карантина нужно себя баловать, делать что-то для себя приятное, чтобы окончательно не свихнуться. Шоколад мне в этом смысле очень помогает. И кофе. И болтовня с коллегами.

Потом я снова работаю. Час или два. И все. Мой рабочий день где-то к трем — четырем часам дня заканчивается. Я достаю оранжевый коврик и возвращаюсь на кухню.

Вообще я поселилась на кухне. Там я готовлю, пью кофе, прячусь от девиц, а также занимаюсь спортом и йогой. Так вот во второй половине дня у меня йога. Каждый день. И на голове я стою теперь каждый день. В прямом смысле. Очень хочется за время карантина прочно на ней укрепиться.

Я много думала в последнее время о занятиях спортом и йогой. Как их совмещать. Возможно ли. И правильно ли. И если да — то как. Утром спорт — вечером йога? Я пробовала такую комбинацию. Но тяжеловато. Усталость к вечеру иногда такая, что ничего не хочется, только лечь и спать. Решила пока остановиться на йоге. Каждый день. А спорт оставить через день. Опять же на кухне. Обычные базовые упражнения, без фанатизма.

После йоги просыпаются девицы и мы делаем домашку. Нам каждый день из французской школы высылают задания. Сначала упражнений было столько, что мы не успевали все за день делать. Но потом наша учительница поняла, что многие родители еще и работают — и количество домашки сократилось. Никаких онлайн уроков во французской школе нет. Все задания мы делаем самостоятельно.

Зато онлайн уроки есть в русской школе. Раз в неделю. Первый опыт меня не вдохновил. Мне пришлось с Александрой сидеть у компа весь день. Во второй раз я решила, что моя задача как родителя — развитие автономии и самостоятельности у ребенка.

Рассказала ей, как работает приложение, по которому мы занимаемся, как включать — выключать микрофон, как переходить от одного задания к другому, от одного человека к другому… “Если что — ты кричи! Спрашивай и проси помощи! Не у меня — у учителей!” — на этом и порешили. Вторая суббота прошла гораздо лучше. Я успела полы в квартире уксусом продезинфицировать, постельное белье в детской поменять и даже помыть туалет. Гордилась собой ужасно.

И Александрой, конечно же. Мне кажется, она стала меньше стесняться, больше говорить и даже активнее в занятиях участвовать.

После домашних заданий я сдаю девиц Камильчику. Или телевизору. И закрываюсь в комнате. Соблазн закрыться с бутылкой вина — огромный. Но я держу себя в руках. Вино у нас появляется только по выходным. Иначе — вы понимаете, с этим карантином, мы все нечаянно можем спиться. И самое страшное — чем длиннее карантине, тем возможность спиться не кажется такой уж и ужасной.

Так вот я закрываюсь и читаю, или раскладываю пасьянсы, или продолжаю копаться в картах Таро. Эти путешествия в пятнадцатый — шестнадцатый века — моя отдушина. И просто очень интересно.

Так мы сейчас живем — по расписанию. Может показаться, что такой подход лишает свободы и убивает спонтанность. Но мне кажется, все как раз наоборот. Тщательное планирование дня наоборот дает больше свободы. Ты сама заранее решаешь, как хочешь каждый день прожить — и отводишь время на важные и интересные для тебе дела. В итоге каждый день наполнен не только обязанностями, но и приятными для меня делами.

Я пока живу в рамках этой теории. Какие эксперименты я буду ставить по прошествии еще одной недели карантина — будет видно дальше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.