Живем,  Хроника Парижской Жизни

Возвращение жизни колбасной

Когда я думаю о том, почему карантин для меня проходит довольно легко, весело и даже с пользой, мне всегда на ум приходит один и тот же ответ. Мне просто повезло. Повезло потому, что человек я по натуре очень закрытый и замкнутый, такой классический интроверт, у которого общение с другими людьми отнимает энергию. Мне всегда было хорошо одной или в узкой компании. Карантин для меня почти подарок. Хаха. Помогает избегать лишних контактов.

В одной статье я как-то прочла, что все это ерунда, что и интровертам тяжело живется в карантине. Мне кажется, писал статью экстраверт, которому сложно поверить, что в изоляции можно найти счастье. Я точно вам скажу — можно. И закрытость натуры в этом неплохо помогает. Потому что мы по большому счету и так живем в изоляции. В себе. В своей голове. В своем мире. Со своими игрушками и штуковинами.

С другой стороны, неверно думать, что интровертам мир не нужен. Люди и нам необходимы. Но в ограниченном количестве, в открытом пространстве — чтобы можно было в любой момент сбежать — и на наших условиях. 

Еще оставаться в ладу со своей собственной головой мне помогает тот факт, я очень человек счастливый. Ну, не каким-то глобальным счастьем и большими свершениями, а мелочами всякими.

Вот солнце светит ярко, забегая временами за облака, — мне хорошо. Гулять утром пошла, птички поют — мне хорошо. Кофемашину починили — теперь можно капучино вкусный дома варить — мне хорошо. Научилась печь новый пирог — стало еще лучше.

Сегодня утром ходила гулять и никак не могла по улице Святого Шарля пробраться к дому. Креветки, сосиски и крабы дорогу перегораживали. Редиска вдруг выскочила из-за угла — я чуть не подпрыгнула от удивления. Пироги и всякие кулебяки не давали пройти. И цветы!!! И даже книжная лавка открылась. Потрепанные книги дышали свежим утренним воздухом, на них сверху смотрели чугунные собаки.

А на меня из грузовика уставился мужик в белом грязном переднике с сигаретой в зубах. Пригляделась — нет, не мужик совсем, а дама! Грузчица! Коробки огромные тащит. И улыбается мне. И курит одновременно, стряхивая пепел на передник.

Я не стала улыбаться в ответ. Не будь на мне маски, я бы, может быть, и улыбнулась. Но мы теперь повсюду в масках. И это, знаете, очень удобно! Не нужно отвечать на идиотские вопросы, вроде “Что грустная такая?”, или “Что случилось?”, или “Девушка, что вы нахмурились?”, или “Улыбнитесь!” Хотя вру я, конечно, девушкой меня зовут все реже и реже, все чаще “Мадам” — от этого слова хмуришься еще сильнее, чем от “Улыбнитесь!”

Короче маска — это очень практично. Не нужно держать лицо, можно подпевать спокойно под музыку, можно даже с собой говорить — никто не догадается. Ужасно удобно.

В общем я шла мимо рынка и не могла понять, что не так вокруг, почему мне все кажется странным. Оказалось, что дело совсем не в редисках и грузчице с сигаретой, а в том, что я за последние два месяцы на рынки на натыкалась ни разу. Они у нас были закрыты. А тут вдруг такое оживлением.

И вот именно в этот момент, пробираясь домой через прилавки с рыбой, сырами и пирогами, я впервые почувствовала, что карантин отходит. Прекрасная прежняя жизнь возвращается. Колбасная, сырная, рыбная, с цветами и книгами, грузчиками и грузчицами… и даже обещают открыть пляжи…

Но не все удовольствия сразу! Предлагаю сначала привыкнуть к возвращению жизни колбасной, а за ней можно и пляжную заново освоить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.