Движуха,  Живем,  Книги живут дольше девушек

Планы на эту жизнь

Проснувшись сегодня утром, рассуждали с Камильчиком о том, как интересно жить. Столько планов — всего не переделаешь за одну короткую, быстротечную, стремительно проносящуюся, как лес за окном французского скоростного поезда, жизнь.

Вообще, конечно, разговор мы этот затеяли потому, что никто не хотел вылезать из-под одеяла и идти за булками. Каждый в тайне надеялся, что другой возьмет инициативу на себя. Оденется, умоется, сам решит, что купить, сам выйдет из дома, сам все принесет, кофе сварит, стол накроет, а потом еще все приберет, посуду помоет, пронесется с пылесосом по гостиной и, может, даже заглянет в детскую…

Может, все дело в том, что лето у нас наступило, каникулы наконец-то начались, и мозг, как по команде, начал составлять “список дел на лето”.

Начинается список с книг. Вот сейчас я закончу Дневники Оруэлла, а потом в очереди у меня стоят: лекции по русской литературе Набокова, “Тепло других Солнц” Изабель Вилкерсон о Великой миграции, “Искусство мыслить ясно” Рольфа Добелли, “Подстрочник” о жизни Лилианны Лунгиной, “Девочка перед дверью” Марьяны Козыревой, “Выбор” Эдит Евы Эгер, “Дэвид Копперфильд” Диккенса, “Родина моя, Автозавод” Наталии Ким. И еще пара бизнес-книг, которые читаются в один присест.

Далее идут фильмы, которые мы хотим вместе и по отдельности просмотреть. Я хочу пересмотреть русские фильмы, которые либо смотрела сто лет назад, либо вообще не смотрела. Список огромный, Камильчик хочет смотреть со мной. Но мне кажется, его и на первые десять минут не хватит. И дело даже не в том, что события развиваются порой очень медленно, а в том, что иногда вообще “ничего не происходит”. Как он мне как-то сказал после просмотра спектакля “Три Сестры”.

Мы его в Париже смотрели, по-французски. Шли потом ночью домой вдоль темного Сада Тюильри к ярко освещенной Площади Согласия — и он меня этим “ничего не происходит” добивал. Я ему объясняла, что в этом-то и есть весь смысл. В том, что ничего не происходит. Только планы-планы-планы, а к конкретным действиям никто не приучен. Но чтобы это понимать, нужно знать нашу историю, культуру, быт. Я вообще не понимаю, как иностранец может любить нашу классику. Что он в ней может по-настоящему понимать… Хотя с другой стороны, Камильчик уловил этот, как говорили, “недостаток” произведения, за который пьесу критиковали в свое время — отсутствие фабулы в привычном понимании этого слова.

Еще в последнее время я подсела на компьютерные игры. Не знаю, как так произошло. В детстве я играла много. У меня была приставка “Денди”. Я Камильчику о ней рассказывала, он понятия не имел, о чем шла речь… Я же была убеждена, что с этой приставкой провели детство все дети мира. И только спустя годы выяснила, что, оказывается, Денди была неофициальным аппаратным клоном Нинтендо. И играли с ней только дети России, Украины, Беларуси, Казахстана…

С Александритой мы сейчас играем в LittlbeBigPlanet. Плюс этой игры в том, что можно играть аж в 8 рук!

Когда закончим, буду играть в “Алиса: безумие возвращается”. Персонаж игры — девица, страдающая душевным расстройством и подверженная галлюцинациям. Она отправляется в Страну Чудес, чтобы разобраться в себе и своем прошлом. И там встречает “Зло”.

В список дел на лето я еще внесла леса и поля, по которым нужно промчаться во время отпуска. Я продолжаю изучать растительный мир нашего и ближайших районов с помощью прекрасного приложения, распознающего все зеленое и цветущее вокруг. Мой словарный запас обогатился новыми витиеватыми словами.

И булки. Куда же без них. Вернее даже не булки, а рестораны и всякие прочие общепиты. Девицы в продленке, я работаю все еще половину рабочей недели, карантин сняли, рестораны открыли, и у нас неожиданно возникло время только для нас. И его мы собираемся в том числе “проесть” и “прогулять”. Одна коллега не перестает мне рассказывать о колумбийском шеф-поваре, красивом и вкусно готовящем, у которого в Париже аж пять ресторанов. А лет ему всего, кажется, 35.

Кроме этого я так и не испекла пирога с черешней, не сварила варенья из вишни, не приготовила домашней пиццы. Держу эти пункты в голове, потому что в ежедневнике на эту жизнь осталось совсем мало места.

One Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.