Живем

Традиционная суета

Предвестниками наступающего Рождества и Нового года являются не украшенные витрины магазинов, не гирлянды и Деды Морозы в местных булочных, не елки под дождем, не даже традиционные французские торты-поленца, которые у нас начинаются примерно за недели три появляться в продаже.

Нет! Предвестником наступающего Рождества и Нового года является все-таки суета.

Она поднимается медленно-медленно над землей, все выше-выше, тихо-тихо, совсем незаметно. Настолько незаметно, что ты и сама не понимаешь, в какой момент начала носиться по магазинам, составлять списки, закупать продукты, выбирать из сотни одинаковых кукол Барби ту самую, бояться что-то не успеть или что-то забыть.

Бояться бесполезно. Все равно что-то забудешь. Каждый год говорим себе, что не будем больше 24 или 31 стоять в длинной очереди в супермаркете, но все равно же стоим. Может, это традиция такая. В этом году, наверное, этого тоже не избежать.

Вчера у нас была Новена. В Колумбии за 9 дней до наступления Рождества каждый год семья собирается вместе, поет песни, читает молитвы, ест, пьет, ждет наступления Рождества. Вот кто достиг в этой суете наивысших высот, так это мои колумбийские родственники!

В семье Камильчика каждый сбор из девяти — это такое мини-Рождество. Только без подарков. Но с привычной суетой. И стол нужно накрыть, и никого не забыть, и за всем проследить, и ничего не упустить, и в супермаркет дополнительно сгонять…

Мы вчера так суетились все утро. Новена наша была назначена на время обеда, чтобы все части нашей семьи — французская, колумбийская и японская — смогли встретиться.

Камильчик ушел за курицей для праздничного обеда — и пропал. Я стол красной скатертью накрыла, приборы разложила, песню на игрушечном синтезаторе подобрала, прорепетировала, девиц в красные платья нарядила — а его все нет.

Наконец пришел. С курицей, тортом и подарками. Подарки не для нас. Подарки для друзей, с которыми мы собирались во второй половине дня встретиться для очередного пред-праздования Рождества…

Подключились с опозданием, компьютер поставили, камеру настроили, она очень хорошо наш салат снимала и огромную курицу, разлегшуюся посреди стола. Салат отодвинули, курицу разрезали — места перед камерой стало больше. Сто раз извинились за опоздание — и начали петь, пить, есть и праздновать.

Родители Камильчика настраивали гитары, что-то у них там не получалось, потом вспомнили, что забыли сырную тарелку из холодильника достать, арбуз разрезать, понеслись этим заниматься.

Девицы наши в этом время разлили сок на мою красивую красную скатерть, разбили одну елочную игрушку и чуть не подрались.

Но все это детали. В итоге мы все-таки спокойно расселись перед компьютерами, с курицей, сыром, японскими закусками и настроенными гитарами — и праздник начался.

Когда с песнями и курицей было покончено, жена-японка брата Камильчик шепнула ему, что мы, видимо, расстроились, что все прошло в такой суете.

В этом смысле мы никогда друг друга не поймем. Для нашей японской родственницы отклонение от плана смерти подобно. Она действительно теряет голову, когда приходится из дома выходить на полчаса позже запланированного. Для нас же вся эта суета — часть плана. Без нее ни один еще наш семейный праздник не обошелся.

Тут нужно, видимо, сказать, что в этом году мы исправимся и все подготовим заранее. Но я не стану взваливать на себя непосильную ношу. В будущем году цели у меня будут небольшие, неглобальные, да и потом традиционная суета бодрит и не дает расслабиться..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.