• Книги живут дольше девушек,  Хроника Парижской Жизни

    Подходят и говорят

    Карантин разводит людей, общаемся нечасто, видимся реже, переговариваемся через скайп, зум, всякие другие приложения, человеческого нормального общения все меньше и меньше. На фоне изоляции и вынужденного одиночества начинаешь рассматривать внимательнее людей из поредевшего социального круга, еще мелькающих рядом, в радиусе 10 километров.

    Иногда подойдет кто-нибудь на детской площадке и попытается завести разговор. От одиночества, я полагаю, из-за поредевшего круга, да и просто со скуки. Иногда даже историями своими делятся, проблемами, ищут собеседника в моем лице, с которым можно скоротать час на детской площадке.

    Сначала я всех сторонилась. Не нужно мне было никакого общения. Уткнувшись в книгу или телефон, периодически покрикивая на девиц по-русски, я умело отражала все попытки со мной завести разговор. Но потом подумала — ну, что я в самом деле, некоторым и правда одиноко, скучно, надоело все, с меня не убудет поболтать несколько минут. Да и мне вдруг самой стало интересно. Слушать других людей. А не только себя.