Движуха,  Офисные будни

Один в поле не воин

Интересно устроен мозг. Столкнувшись с неприятным опытом, поднимается волна эмоций, возмущения, раздражения, злости, в голове крутятся мысли в течение нескольких дней, недель или даже месяцев. Но потом проходит время, воспоминания блекнут — и наступает момент, когда начинает казаться, что ничего страшного не произошло, эмоции поутихли, обиды забылись.

Будешь сидеть и думать — что я так возмущалась? И ради чего? Особенно когда возмущаешься в одиночку. Когда все вокруг довольны, счастливы, смотрят на тебя с удивлением, непониманием и даже раздражением.

Я сейчас чувствую себя именно так. Раздраженной — и к тому же в полном одиночестве. Курс, о котором я хотела рассказать, всем очень понравился. Мое негативное мнение не нашло отклика. И чем сильнее голоса поддерживающих вокруг, тем глуше мой внутренний голос. Начинаешь даже сомневаться — не напридумывала ли я чего?

Меня часто в детстве спрашивали — почему ты молчишь? Я всегда терялась, слыша этот вопрос. Я молчу, потому что мне нечего было сказать. Или потому что мне не хотелось разговаривать. Или потому что мне нравилось не говорить. На курсе мне тоже что-то вроде этого выдавали, только не о разговоре, а о том, что я должна больше с другими людьми делиться… мыслями, знаниями, идеями, опытом… «Ты нужна им,» — повторяли мне. «

Вообще там повторяли много разного. И все одно и то же. Что мы должны стать лучшей версией себя, что мы должны поделиться с миром «подарками», которые есть у нас, что мы должны оставить след, что тренинг изменит в корне нашу жизнь, трансформирует ее, перевернет с ног на голову…

Я, честно говоря, никакой трансформации не хотела. Жизнь моя меня вполне устраивала. «Но ведь может быть еще лучше?» «Ты можешь своим счастьем поделиться с другими… ради общего блага?» Ну, и в том же духе…

Нас было 28 человек. Курс длился пять дней. Онлайн. С восьми утра до одиннадцати вечера. Разбили нас на 4 подгруппы и сказали, что мы будем состязаться друг с другом. Победитель получит приз в виде стеклянного кубика с логотипом компании. «Гуру» программы, самый главный, потряс трофеем перед камерой и закричал: «Вы его хотите, вы, конечно же, его хотите!»

Нам объявили правила игры. В течение пяти дней мы должны были выполнять разные задания и получать очки. Если плохо себя вели и не соблюдали правила, теряли очки. Если опаздывали утром на встречу — теряли очки. Если не включали камеру — теряли очки. Если включали камеру, но вместо головы там оказывалось наше туловище, — теряли очки. Если поздно сдавали домашнее задание, теряли очки…

Каждое утро мы очки подсчитывали. А также каждой команде объявляли, сколько очков мы потеряли, а главное — по чьей вине. На экране появлялись имена тех, по чьей вине команды теряли очки.

Начинался день в восемь утра. Со спорта. Если мы всей командной заявлялись на спорт — команда получала двойную порцию очков. И так далее…

Была и теоретическая часть, но очень легкая и несущественная. Вообще-то мы должны были учиться Лидерству. Нам и правда время от времени выдавали простецкие теории и всем известные из книг менеджмента пирамиды и разноцветные круги. После каждой просмотренной пирамиды мы долго-долго друг с другом обсуждали, каким лидером хотим стать, что такое лидер, какими мы видим себя через несколько лет, какой вклад хотим внести, что такое хороший лидер… От обсуждений я устала в первый же день. Невыносимо было сидеть и слушать пустые разговоры.

В течение дня мы медитировали. Один из тренеров нам рассказывал, кажется, про свет, который приходит к нам, а потом мы его отдаем в мир. Медитацию я люблю, но в контексте профессионального курса она казалась очень странной групповой практикой, которая впервые вызвала раздражение.

Во время очередной медитации я открыла глаза (нас просили глаза закрывать) и увидела, как тренер, произносящий слова медитации с закрытыми глазами, качал головой в глубоком трансе, улыбался — видимо, свету, льющемуся на него — кивал затем головой тому же свету, снова улыбался… Мне стало неловко. Я снова закрыла глаза.

Помимо легкой теоретической части, спорта, медитации и разговоров о том, отмирает ли лидерство или нет, мы должны были выполнять различные задания. Выдавали нам их каждый вечер около семи. Сдать нужно было в тот же день до 22.30. Если мы сдавали позже — теряли очки.

И вот после целого дня у компьютера приходилось продолжать сидеть перед ним, забыв о семье и об ужине, и выполнять дурацкие задания. Можно было бы их и не выполнять. Но перед командой неудобно. Да и потом очков не заработаешь, все о тебе плохо думать будут, страшно, стыдно, поэтому сидишь и продолжать заниматься тем, во что не веришь.

Во вторник нас попросили снять клип. О нашей команде. Написать песню, выбрать музыку, разучить танец, все это синхронно изобразить перед камерой. Еще и об аксессуарах не забыть. Кроме этого нам нужно было бизнес-план подготовить для нашей вымышленной компании. И все это за три часа после целого дня занятий.

Уставали мы ужасно. Но в этом и заключалась цель. Нас пытались утомить физически и эмоционально, чтобы мы, как там говорили, вышли из своей зоны комфорта, показали себя настоящего, снесли барьеры, разрушили оковы — и стали лучшей версией себя.

Видео мы переделывали три вечера подряд. Каждый раз после просмотра нас просили что-то изменить, что-то добавить, быть повеселее, скакать поэнергичнее, петь погромче… В течение трех вечеров мы пели одну и ту же песню, все вместе, пританцовывая, меняя хореографию и аксессуары…

Я прекрасно понимала, что этими танцами и песнями нас пытались сплотить еще сильнее, приковать к этой программе на всю неделю, чтобы мы никуда не сбежали. Мне нужно было бросить все и уйти. Но стыдно было оставлять увлеченных процессом людей.

В среду я почти ушла. «Гуру» говорил три часа без остановки. Я засекала. О себе, своей жизни, о том, как докатился до такого успеха, о том, что мы должны быть лучшей версией себя, о том, что должны все изменить, что должны поставить цель, что у нас должны быть положительные ритуалы каждый день, что мы должны поддерживать нужный уровень энергии…

Раздражали пустые фразы, банальные реплики, странные ответы на конкретные вопросы и всегда один и тот же словарный набор: изменить себя и мир к лучшему, стать лучшей версией себя… Мне стыдно было думать о том, что моя версия меня — меня устраивает. И жизнь моя меня очень радует. Не могла отделаться от чувства вины за то, что у меня все хорошо.

-Я работаю с людьми, которые не хотят меняться. Я им предлагаю интересные идеи и проекты, а они не хотят, — жаловался один из моих коллег вслух, отвечая на очередное «вы должны стать лучше версией себя»…

Навязчивое стремление к лучшему иногда обесценивает настоящее, в котором мы живем. Как будто тебе говорят, что ты ничего не поняла. Тебя все устраивает?? Да как так можно??!! Ты не хочешь изменить мир к лучшему и внести свой вклад? У народа мания величия. Я никогда не чувствовала в себе столько сил и значимости, чтобы изменить мир. А зря. Ведь у меня столько подарков — и я должна ими делиться.

Что-то в этом духе звучало в течение пяти дней…

Я устала. Физически, потому что мы почти не спали, записывая клип до полуночи. Эмоционально, потому что нужно было постоянно говорить, обсуждать, делиться чувствами и мнением. Морально, потому что внутри восставала против всех приемов манипуляции, используемых на тренинге.

На пятый день меня начало тошнить. В прямом смысле слов. Я больше не могла общаться. Для жуткого интроверта вроде меня, пять дней оказались пыткой. И как только объявили, что наша команда победила, я уже хотела быстро выключить компьютер и убежать. Но нас попросили остаться и заняться визуализацией. Представить себя через несколько лет. Лучшую версию себя, конечно же. Я отказалась.

После визуализации попросили письмо себе написать. О том, как мы себя чувствуем и какие изменения в нас происходят. И отправить. Дойдет оно только через 6 месяцев. Я снова отказалась.

И только я подумала, что все — хуже быть не может, как нас попросили у каждого выразить благодарность кому-нибудь за эти пять дней. Нам сказали, что благодарность — это очень важно, неплохо заряжает энергией, ну, и лучше нас делает, конечно же…

Тут я камеру выключила. Не было больше сил смотреть этот цирк.

В течение пяти дней народ медленно сходил с ума. Кто-то действительно летел с катушек из-за напряженного графика и эмоционального напора. Многие плакала, делились слишком личной информацией, кричали о любви к миру и дружбе навеки.

От этого тренинга я не отошла до сих пор. Я оказалась единственной из всех 28 человек, которой курс не понравился. Единственная, кто критикует его. Кто открыто об этом говорит.

Выходные я провела за изучением практик манипуляции, используемых в сектах, например. Многие походили на используемые во время тренинга: намеренное физическое и эмоциональное истощение, искусственно созданная слишком эмоциональная и дружеская обстановка, выставление напоказ провинившихся, песни и пляски, скудный и постоянно повторяющийся набор слов и выражений, простые ответы на сложные вопросы, заверения в трансформации и глобальных изменениях, «гуру», у которого есть ответы на все вопросы…

К тому же нас не раз предупредили, что все, что происходит во время тренинга — конфиденциально. Никому — ни за что — никогда. Но правило это я намеренно нарушаю. Не могу молчать. Да и после того, как я несколько раз выступила против тренинга, моей карьере в этой компании, думаю, придет конец. Но опять же — не могу молчать…

5 комментариев

  • Наталья

    «Интересный» тренинг. Особенно «порадовала» забава — поиск виноватых. Мне бы такой тренинг тоже вряд ли понравился. Какая-то сказка про голого короля. Единственное, что никто практически не видит, что король-то голый.

  • Ирина

    Мне кажется вас отличает от других обострённая интуиция, аналитический склад ума. На российских тренингах не связанных с профессией основной девиз — полюби себя, а на вашем получается — полюби мир (общество,отдельных людей). И то и другое в категоричной форме звучит абсурдно.
    Спасибо за откровенность

  • Anna

    Ольга, я тоже была вынуждена пройти подобный тренинг в российской компании (банке). После, мне потребовалось несколько недель на поиски информации о сектах и их методах. Выходить из этого состояния было крайне трудно. Помогло лишь то, что все происходящее было накануне моего переезда во Францию (мой муж француз). Я была уверена, что этот опыт останется навсегда в прошлом и что Франция не должна докатиться до использования лайфспинговых техник. Как я ошибалась! У Вас это пройдёт, вы «поправитесь», все будет нормально, просто нужно немного времени. Держитесь !

  • Надя

    Особенно быть в группе провинившихся перед всеми остальными. Напомнило школьные линейки по пятницам с публичным линчеванием провинившихся. И рядом стояли отличившиеся. В оба лагеря не хотелось попадать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.