ДНИ

День 1. Мысли о ванили

Рабочий день оказался сегодня одним из самых непродуктивных. Я вернулась из небольшого отпуска. Воспользовавшись выходным пасхальным понедельником, я взяла еще несколько дней и устроила себе почти неделю отдыха. Решила, что пришло время подумать и определиться, как жить дальше.

Сегодня во время очередного набега на кофемашину я объясняла хорошему другу-коллеге, что отсутствовала на работе, потому что искала ответы на экзистенциальные вопросы, волнующие меня в последнее время.

-И что, нашла? — спросил он, заваривая зеленый чай.

-Нет, — виновато ответила я.

Ну, а кто, собственно, находит ответы на важные вопросы за пару дней?! Может, летние каникулы окажутся в этом смысле более продуктивными.

Возвращение из любого отпуска, каким бы коротким они ни был, проходит тяжело. «Что я здесь делаю?» — не могла удержаться от вопроса. Но долго думать над ответом не пришлось. Водоворот встреч и переговоров захлестнул.

Мы продолжаем дистанционно встречаться. Не все вышли полностью на работу. Кто-то еще дома в пижаме, кто-то с плакатом Битлз за спиной, а кто-то, не достаточно заряженный энергией толпы из общественного транспорта, допивает второй кофе из бумажного стаканчика в надежде во время паузы сгонять за третьим.

Я была не в пижаме, за моей спиной шумел офис, аромат кофе не бодрил, скорее немного раздражал, потому что я сегодня была человеком, вернувшимся из отпуска.

Встреча оказалась нудной. Отключиться не было никакой возможности. Нужно было сидеть и ждать неожиданных вопросов, задаваемых именно в тот самый момент, когда ты начинаешь немного дремать и мириться с суровой офисной реальностью.

Вообще я работу свою люблю, дам, с которыми разделяю эту «нелегкую» ношу — обожаю. Но сегодня был не мой день. Я вернулась на работу с кучей открытых жизненных вопросов, добавив к ним еще один: «зачем все это?»

В такие моменты мне помогает переключение внимания. Если бы не встреча, я бы спустилась в местное кафе поболтать со страдающими прокрастинацией и скрывающимися от руководителей сотрудниками. Но встреча заняла почти все утро, а оставшиеся минуты перед обедом я потратила на то, чтобы прийти в себя после монотонных монологов.

И тут неожиданно мне на глаза попался новый номер журнала «Fou de Pâtisserie» — «помешанные на выпечке». Каждая статья в журнале, каждая заметка — о пирожных, тортах или булках. О булках пишут как о произведениях искусства. «Созданная тем-то, изданная там-то, представленная тогда-то».

Во Франции невозможно скрыться от сладкого. Даже когда пытаешься лучше питаться, не смотреть в сторону булок, все равно сложно держать себя в руках. Потому что на каждом шагу тебя соблазняют витрины булочных и кондитерских, которые машут проходящим мимо то лимонным тартом, то банановой тартелеткой, то блестящим эклером. Мука.

И вот я начала рассматривать картинки пирожных. Потом читала рецепты, думая о том, что в жизни не осилю ничего из предложенного. А потом зависла над статьей о ванили. Номер был посвящен именно ей.

Сейчас сложно представить, но было время, когда о ванили ничего не знали. Ровно до тех пор, пока не добрались до Америки.

Мне всегда было интересно, как происходит открытие нового продукта, овоща или фрукта. Некоторые открытия, наверное, были очевидными. Яблоко, например. Откусил — сладкое, на завтра выжил, можно продолжать есть. А как обстояло дело с какими-нибудь артишоками? Ведь нужно было быть очень любознательным и настойчивым, чтобы добраться до их сердцевины и приготовить их повкуснее. Или картошка — тоже всем известная история.

С ванилью произошло что-то подобное.

Появилась она в Европе благодаря Фернандо Кортесу. Очень интересно пишет о нем Википедия: «Испанский конкистадор, завоевавший Мексику и уничтоживший государственность ацтеков.» Но сразу же переключается с этой неловкой детали его биографии на более позитивный аспект: «Благодаря ему в Европе с 1520-х годов стали использовать ваниль и шоколад.» И за то спасибо.

По ванили в Европе сходили с ума. Обучились процессам ферментации и сушки, благодаря которым стручки ванили созревали, темнели и начинали источать знаменитый аромат. Но они не учли одной небольшой детали. Ваниль — вид орхидеи, которая цветет, а также дает стручки. Для появления стручков необходимо опыление пчелами или колибри. Привезенные в Европу орхидеи прекрасно прижились и начали цвести, а вот стручками и не пахло. Да и ванилью, соответственно, тоже.

Только вдумайтесь: целых три века никто не мог разгадать этой тайны. Три века народ ломал голову над тем, почему там, в диком мире, стручки, а у нас, в цивилизованном — только цветочки.

Но потом нашелся молодой раб-садовник, который дал ответ на сложный, мучивший многих вопрос.

Когда я пришла домой и рассказала Камильчику историю ванили, он мне сказал, что я, видимо, очень много времени провела сегодня в царстве прокрастинации. Он прав, но мне не стыдно. Я сегодня — человек, вернувшийся из отпуска, на которого неожиданно свалилась скучная встреча, а под рукой случайно оказались красивые картинки.

Вот несколько из них.

2 комментария

  • Наталья

    Ольга, восхищаюсь вами. Вы так умеете интересные детали в жизни замечать. Как раз вчера думала, что давно не читала ваш блог. А французские сладости всегда удивляли, как и то, что при таких вкусностях француженки умудряются сохранять стройное тело.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.