• Движуха,  Хроника Парижской Жизни

    Карантин, день 3: за спичками

    Вышла вчера впервые за три дня из дома. Хотя нет, не за три и не за спичками. Дома я сижу с прошлой среды. Или четверга. Не помню уже. Потому что мы болели. Так как нас на вирус не проверяли, мы решили самоизолироваться. Вот. Поэтому я неофициально сижу дома уже неделю.

    Вышла не за спичками — за продуктами. У нас закончился порошок. И еще молоко все почти выпили. И еще мне нужно было вырваться хоть на несколько минут из четырех стен.

    Гулять по городу нам разрешают пока. За продуктами ходить и спортом немного заниматься. В районе. И с бумажкой, где нужно указать, зачем ты из дома вышла.

    Я вчера все заполнила, достала сумку самую яркую, чтобы видно было, что в магазин иду, — и пошла.

  • Движуха,  Хроника Парижской Жизни

    Карантин, день 2: чтобы сохранить здравый смысл, его нужно потерять

    Слушайте, подумала вот о чем. Во время второго дня карантина… Только не смейтесь надо мной. И не считайте сумасшедшей! Я не сошла с ума. Хотя, наверное, все не сошедшие с ума так говорят. На самом деле мне кажется, давно во мне не было столько здравого смысла и такого холода в крови, как сейчас.

    В общем…

  • Движуха,  Хроника Парижской Жизни

    Карантин, день 1: кофе по скайпу

    Всё, закрыли всё. Школы, кинотеатры, бары, рестораны, музеи. Компания наша вчера еще работала, а сегодня нас всех попросили в течение неопределенного срока в офис не являться.

    Вчера с коллегами мы обсуждали нашу новую жизнь. Почти у всех было вот это странное чувство. Слоняешься по дому, не знаешь, как и чем себя занять. Вернее дела и работа есть. Просто кардинально изменилась обычная рутина, а новая не успела еще возникнуть.

    Поэтому мы продолжали жить по-старому. И одновременно по-новому. Как обычно, с утреца, собрались кофе пить. Только пили его в пижамах и по скайпу. Устроили виртуальное кофепитие.

    Повключали камеры, поднесли чашки к экранам и виртуально чокнулись. 

    Интересно было наблюдать за лицами коллег. Домашними, мягкими такими, растрепанными, сонными. И еще вырывать из-за спины детали их быта. Вещи, неудачно спрятанные где-то наверху шкафа, покосившиеся рисунки детей на стенах, головы кукол, торчащие из проемов дверей, фасадные работы за окном у кого-то…

    В общем новая реальность. Но кофе мы пили по-старому: весело.

  • Движуха,  Хроника Парижской Жизни

    “Жизнь на балконе”

    Передо мной три градусника: красный, желтый и синий. Первые два — электронные. Второй — ртутный. 

    Красный показывает всегда упадок сил. 35. Или 35 и три. Желтый — постоянную лихорадку. 38. Чаще — 38 и 9. Ртутный дуется и никуда с 37 сдвигаться не хочет.

    Я попросила Камильчика сгонять в аптеку за четвертым. Но он говорит, что градусников, скорее всего, в продаже больше нет. Как и масок и болеутоляющих средств. 

    Но градусник мне не нужен, по большому счету. Когда Камильчика начинает трясти, он стонет, ноет и падает без сил — это у него 37. Когда девицы замутненным взглядом смотрят сквозь тебя и перестают каждые пять минут просить есть, пить, играть, читать, смотреть кино… это 38 и 5, подкрадывающиеся к 39.

    Моя температура определяется общим хаосом вокруг. Его нарастание — признак поднимающейся температуры.

    Короче, дожили. Конец света пришел и к нам.

  • Суровые Будни,  Хроника Парижской Жизни

    Как во Франции обстоят дела с коронавирусом

    Несколько дней назад позвонил брат Камильчика из Японии и посоветовал нам начинать запасаться туалетной бумагой. А еще водой и рисом. Почему-то туалетную бумагу в Японии смели в первую очередь. У них там, кажется, даже воды не было целых два дня. Детский сад, куда ходит его ребенок, закрыли на месяц. Паника в городе. Народ все подряд скупает. Маски исчезли…

    -Нам тоже нужно готовиться, — сказал мне Камильчик.

    Я сначала подумала, что он шутит, но нет. Он на самом деле рванул в тот же день за провизией. Туалетной бумаги купил, консервов, воды, мыла и пасты. Чего-то еще из еды. Чипсов. И чего-то сладкого. И даже, кажется, колы. 

    Этого запаса нам должно хватить на месяц. Если что.

    Отнес все в подвал…

    Не думала, что мы до этого “докатимся”.

  • Хроника Парижской Жизни

    «Никаких несанкционированный вылазок из дома»

    Врач посмотрел на меня и сказал: “Не узнаю я вас… Ни блеска в глазах, ни шуток.”

    Мы знакомы с ним лет семь. Он наш семейный врач. Мы к нему ходили еще до того, как девицы замаячили на горизонте нашей жизни. Знает нас хорошо. Я сначала боялась, что из-за моих странных симптомов ему на ум придет “симуляция”, но ошиблась. Он смотрел на меня пристально, что-то разглядывал. Шуток, видимо, ожидал, но шуток не было.

    Вернее одна замаячила где-то очень глубоко в подсознании. Цветная такая. Переливающаяся. Я почти ее поймала. Но она встрепенулась, ухмыльнулась, дернула хвостом — и уплыла далеко-глубоко, и даже блеска больше не было видно.

    Я решила прекратить попытки шутить. Мне и думать в тот момент было сложно.

  • Хроника Парижской Жизни

    Когда шумит в голове…

    Проснувшись сегодня утром, я сразу поняла, что странная болезнь, накрывшая нас с Камильчиком несколько дней назад, не прошла. Все болит. Спина, руки, ноги, плечи. В голове шумит, как от высокой температуры. Но никакой температуры нет и не было. 

    Зато есть слабость. Странная, неестественная для меня слабость и отсутствие энергии. У меня не бывает такого. Я всегда ношусь как заведенная — с шести утра и до самого вечера. А тут даже на спорт сил не было пойти.

    Заварила чаю, приготовила завтрак, молока девицам налила — и рухнула на диван. Камильчик мне сказал, чтобы я на работу сегодня не шла. Но я уже и так в голове для себя все решила. Сил встать с дивана у меня не было.

  • Суровые Будни,  Хроника Парижской Жизни

    Переехали

    Мы вчера переехали в новую квартиру на время ремонта. Квартира неплохая. Маленькая, но чистая, к тому же в двух минутах от нашего дома.

    Переезд этот не первый. Несколько месяцев назад нам снова пришлось переехать, когда нашу ванную комнату разбомбили. 

    Квартира, в которую мы в прошлый раз переезжали, была ужасной. Чудовищной. Дешевой — да. Но жуткой.

    Мы не могли себе позволить взять что-то подороже. Нам нужно было место на две недели почти. Плюс адская стоимость ремонта, поэтому взяли очень дешевую квартиру рядом с нашим домом.

    Так вот тогда я записывала весь свой опыт. И квартиру описала. Себе на память. Ни одной фотографии не сделала — не поднялась рука. А вот описание составила довольно подробное.

    Выложу его сегодня здесь.

  • Хроника Парижской Жизни

    Удалиться по-французски: не улыбаясь

    Мне кажется, это огромный талант — писать короткие тексты. Интересные тексты. Веселые, грустные, легкие, глубокие — не важно. Важно — короткие.

    У меня очень плохо получается. Хочется иногда что-то рассказать. Я сажусь записывать — и мысль сначала растекается повсюду, потом начинает скакать в соседние сюжеты, потом вообще уходит куда-то далеко, назад, в прошлое, или сворачивает за угол, несется, несется, а там — тупик….

    Вот я села вчера вечером писать о нашей прогулке по Маре. И потекло… Долго-долго… Длинно… Фалафель, карамель, солнце, тучи, клоуны на стенах, мужчины с бородой-лопатой, картинная галерея, кафе с огоньками и объявление о продаже дворца. И на каждом углу еще и призраки. Я постоянно отвлекалась на воспоминания, запахи, ароматы, звуки, цвета, тени….

    Потом я решила — ладно. Разобью на мелкие-мелкие истории. Распределю всех своих призраков по разным текстам. Чтобы никому не было обидно. И чтобы не оказалось нудно, долго и не завело в тупик.

  • Живем,  Хроника Парижской Жизни

    Ёлка!

    Существуют краеугольные вопросы, от ответов на которые тебе никогда не отвертеться. Ты обязана на них ответить. Вопросы главные. Вопросы, определяющие тебя как человека, как личность, без ответов на которые не будет твоего “я”. Вопросы, ответы на которые относят тебя к тому или иному племени.

    Куда вы едете на летние каникулы?

    С кем ты встречаешь Рождество и Новый год?

    Какие у тебя планы на выходные?

    Фуа-гра: есть или не есть?

    Была ли ты когда-нибудь на море?

    Поставила ли ты ёлку?

    Ёлка!