• Живем

    Не рубить яиц

    Желание готовить, печь или просто вынырнуть из постели меня сегодня не посетило. Новое для меня чувство. Потому что желание это в последнее время меня не покидает. Мне кажется, я просыпаюсь, думая о том, что буду сегодня готовить, а засыпая — что буду завтра печь. Очень люблю думать, мечтать о еде.

    Но со вчерашнего дня как-то совсем не то и никак. Такое состояние слишком сильной чувствительности, когда точно знаешь, что мукой будет засыпан весь пол, скорлупа от яиц окажется в миске, дрожжи перепутаешь с разрыхлителем, а влетит от всего этого Камильчику.

    Я еще вчера вечером почувствовала, что нужно выключать свет на кухне, закрывать духовку и идти пить белое вино, закрывшись ото всех в комнате. Но  вчера себя я  не послушала.

  • Живем

    Что меня спасает в карантине

    Я совершенно не скучаю по офисной жизни. Вот совсем! Если бы мне сказали, что карантин продлится еще два месяца, я бы, наверное, даже обрадовалась. Мне хорошо работается из дома. Вообще хорошо дома. Нравится моя новая рутина. Да, я, конечно, безумно скучаю по Парижу и по нашим прогулкам по городу — и к ним я очень хочу поскорее вернуться.

    Но вот по офису, по общественному транспорту, беготне постоянной — нет, совсем нет.

    У меня до сих пор очень много дел. Я до сих пор расписываю все дела по минутам. По-прежнему ношусь, бегу, опаздываю. Но! Времени на беготню у меня все-таки больше.

    Утром есть время спокойно побегать. В смысле спортом позаниматься на свежем воздухе. Час всего. И очень рано утром. И с распиской. Но все же. И потом не нужно сразу же нестить в душ, краситься, приводить себя в порядок… это можно сделать во время очередной скучной встречи, отключив микрофон, конечно же. 

  • Живем

    Как нудное сделать ненудным — и зачем

    Об этой книге я узнала давно. На ее автора несколько раз ссылались авторы других книг, которые я читала. И вот я наконец-то несколько месяцев назад добралась до нее. Так и не дочитала до конца, честно говоря. Потому что останавливалась каждые десять страниц, отмечая, записывая что-то для себя интересное. И потом не хотелось, чтобы книга быстро закончилась. Так у меня бывает с очень понравившимися книгами. Хочется читать все время, без остановки. И одновременно — тянешь, чтобы осталось что-то на завтра.

    Автор, американский психолог венгерского происхождения, описывает состояние, в котором мы оказываемся, когда занимаемся очень увлекающим нас делом. Когда вовлечены в процесс настолько, что не можем остановиться, времени больше не существует, мир внешний тоже, все границы стираются, а ты погружаешься в такое медитативное состояние, из которого выходить совершенно не хочется и которое доставляет тебе огромное удовольствие и радость.

  • Живем

    Отдохнуть от самой себя

    Обсуждали сегодня с коллегами за утренним кофе по скайпу, что дни в период карантина сменяют друг друга с удивительной скоростью. Как-то мне позвонила подруга. Я не успела подойти к телефону. Она оставила сообщение. И вот я несколько дней думала, что нужно ей перезвонить. Все собиралась-собиралась, а вчера обнаружила, что с момента звонка прошел целый месяц!

    Время в карантине летит ужасно быстро. Один день похож на следущий — и одновременно ничего общего с предыдущим не имеющий.

  • Движуха,  Живем,  Хроника Парижской Жизни

    Без муки, но в маске

    У нас в супермаркете пропала мука. Она периодически пропадает. Еще в самом начале карантина всю раскупили. Потом она снова вернулась. Но не надолго. Пропала за пару дней.

    А я как раз куличи собралась печь. Отправила Камильчика в магазин. Он вернулся с пустыми руками. Хорошо, что в нашей местной булочной она еще осталась. И дрожжи у пекаря можно купить. В общем меня он спас.

    Но даже если бы муки мы не нашли, я бы, наверное, не расстроилась. Благодаря карантину у меня внутри установился покой и принятие всего во всех его/их формах и проявлениях. Не обреченность. Просто развилась способность принимать обстоятельства такими, какими они передо мной предстают, спокойно. Без паники. Потому что если начать паниковать по каждому поводу, из-за новостей, количества зараженных, умерших, шарахающихся от тебя на улице людей в защитных масках на всю голову, мы просто не дотянем до конца карантина в здравом уме.

  • Движуха,  Живем

    Банановый хлеб

    … я буду печь последней из всех. До него не дошли пока рука. Как не дошли руки до собранных из огромных картонных листов игрушечных домов, придуманных и самостоятельно произведенных настольных игр, а также руки не дошли до запуска нового курса “Я научу вас, как жить и печь банановый хлеб”.

    Мне хорошо. Хорошо в карантине. И я буду по этому времени скучать. Для меня это хорошее время. 

  • Живем,  Хроника Парижской Жизни

    Ровно в восемь. В пижамах. На балконе

    Мне кажется, мы стали гораздо ближе с моими соседями. Нет, я до сих пор не знаю, как кого зовут и кто чем занимается. Но каждый вечер мы собираемся вместе ровно в 20.00. Выходим на балкон. Проводим перекличку.

    Раньше еще как-то принаряжались для этих выходов “на балкон”. Но на третьей неделе карантина перестали стесняться, выпендриваться, воображать, кого-то из себя изображать. Джинсы, сорочки, рубашки, юбки и брюки сменились на самые обычные домашние пижамы.

    С медведями, котами, в цветочек… Растянутые, поблекшие, с надписью “Я люблю Барселону” или “Марафон 2017”… 2017… неужели это было с нами?

  • Движуха,  Живем

    Возможность проснуться

    “Как прошли выходные?” — первое, что спросили вчера коллеги. “Они прошли…” — ответили одни. “Ага…” — вздохнули другие.

    Я тоже вздохнула. Не потому, что выходные прошли плохо, а потому, что мне не хватило смелости сказать, что я карантин очень хорошо переношу. Даже немного ему рада…

    Рада появившемуся чувству, что никуда не нужно бежать, чем-то постоянно свои дни заполнять и наполнять, доказывая самой себе, что ты проживаешь их не зря.

    Получился интересный парадокс.

  • Движуха,  Живем

    А я теперь на скрипочке играю

    «Мы придумали интересный проект, в котором должна участвовать вся семья! Все семья! Не только дети. Родители тоже! Проект крутой, вам понравится», — кричала тетенька из моего компьютера. Я в это время туалет мыла. Услышав новость о проекте, я чуть в компьютер ёршиком не запустила.

    Потому что запарили эти призывы. И советы. Сплотиться, заняться делом, не скучать. Президент наш тоже не остался в стороне. Посоветовал время заключения потратить с пользой: “почитать”. Так и сказал: “Читайте!”

    Короче, я считаю, что родителей все должны оставить в покое. Не приставать к ним и ни в какие проекты не втягивать. Никаких советов не давать. Им и так достается. Каждый день карантина — это борьба. За выживание. За отстаивание своей собственной родительской психики.

  • Движуха,  Живем

    Погрузиться в пустоту

    Мне кажется, я никогда в жизни не получала столько советов, сколько получаю сейчас. Знаете, есть люди, которые не выносят тишины. Они обязательно заполнят ее комментарием, вопросом, рассказом… Вот у меня сейчас такое ощущение, что большинство людей вокруг стали именно такими. Не выносящими тишины.

    Из французской школы нам постоянно шлют кучу домашнего задания, какие-то дополнительные сайты, ресурсы, книги, песни — чтобы мы не ломали голову над тем, чем занять детей.

    Из русской школы шлют идеи, длинные письма, предложения, организуют онлайн занятия, звонят опять же, чтобы выяснить, как мы переживаем этот карантин.

    Учитель по скрипочке отыскал где-то мой электронный адрес и забросал меня письмами с предложениями встретиться по скайпу и поиграть гаммы. Я не ответила на первое, не ответила на второе, на третий раз сжалилась — договорилась с ним о встрече. Вчера Александрита пиликала сорок минут на радость застрявшим дома соседям.