• Однажды я напишу книгу

    “Однажды я напишу книгу”, — говорю я часто коллегам. Эти офисные будни, эти разговоры возле кофемашины, эти споры по поводу пятен на коврах, типе растений для офисных коридоров, эти муки выбора туалетной бумаги для офисного туалета… Как?! Как не воспользоваться таким материалом?

  • Этот странный месяц март

    Этот странный месяц март. Бросает в разные стороны, сбивает с ног и не дает покоя. То, что было ясно всего несколько дней назад, вдруг покрылось туманом. Вчера одно, сегодня другое, а завтра… В начале месяца даже представить себе не могла, что может быть такое “завтра”. Весна, наверное. Или как это объяснить? Но запомнится он мне надолго.

  • Не орать!

    Я стою напротив детской больницы, где родились девицы, и ору. Смотрю направо, в сторону Эйфелевой башни, и ору на одну. Смотрю налево, в сторону башни Монпарнас, и ору на другую. А они разбегаются, визжат и ничего не слышат.

  • Когда в офисе все спят

    Серое небо, велосипед на балконе, тихо и темно в офисе, народ на террасе внизу уже пьет пиво и белое вино. Ветрено. Деревья шатает. У нас тепло, но не настолько, чтобы мужик из дома напротив без майки в коротких шортах занимался йогой на балконе. Он развлекал меня не раз во время скучных встреч.

    На месте не сидится, хочется встать и пойти скакать куда-нибудь. Кому-нибудь понадоедать. Но, к сожалению, все коллеги спят. Они прекратили бороться с нежеланием работать  — и просто-напросто заснули.

  • Пост из прошлого года

    Это третья часть фотографий нашего путешествия к Луаре. О нем я уже писала здесь и здесь.

    Замечаю за собой, что не могу описывать путешествия, если прошло несколько месяцев. Многие детали, даты и факты, а главное, ощущения и эмоции стираются, утихают, блекнут. Остается только привкус, аромат, дымка что ли.

  • Отказываюсь целоваться

    Текст ниже я написала еще в январе! Но почему-то забыла опубликовать. Во всем виноваты, конечно же, совещания! Но тема актуальная, поэтому оставлю его здесь.

    …В понедельник я вернулась на работу после двухнедельного отпуска. Вернулась с кучей вопросов в голове: кто я? что я? зачем я? А главное: на каком этаже работаю??? До этажа добиралась по цвету. Ковер на нашем этаже желто-зеленый. Это я точно запомнила, выключая компьютер две недели назад.

  • Снова стать туристами в Париже

    Две прошлые недели у нас гостили родители Камило. В Колумбию мы уехать в прошлом году не смогли — поэтому они решили нагрянуть к нам. Мы, конечно, только рады, гостям мы всегда рады, хоть на неделю, хоть на два месяца.

    Коллеги и французские друзья с сожалением смотрели на меня, когда я им рассказывала, что к нам едут родители мужа. “Бедная, ты бедная, — говорили они мне, — целых две недели все вместе. Мы бы на твоем месте сошли с ума!”

    Все мне нравится во Франции, но эти странные семейные отношения так для меня и остались странными. И мне очень не хочется, чтобы наши девицы впитали с круассанами такое отношение к семье.

  • Взглянуть по-новому на забытое старое

    У меня часто случается такое: несется за мной какой-то фильм или книга и требуют, чтобы я их пересмотрела или перечитала. Не знаю, с чем это связно, но обычно я поддаюсь этой навязчивой идее, нахожу не выходящий из головы фильм или книгу — и не успокаиваюсь, пока не пойму, зачем они меня преследовали.

  • Остановите меня, если сможете

    Две последние недели я открывала холодильник с нескрываемым ужасом и тревогой. А вдруг там все еще остался салат Оливье? Или, может, кусок мяса запеченного? Или не дай бог торта???

    Я не могла больше есть. Не могла, но ела.

    И салаты, и торты, и конфеты, и булки с шоколадом, и даже — не говорите, пожалуйста, никому — майонез ложками. А когда приходила в себя, намазывала его на черный хлеб, купленный в русском магазине, чтобы совесть успокоить.