• Отказываюсь целоваться

    Текст ниже я написала еще в январе! Но почему-то забыла опубликовать. Во всем виноваты, конечно же, совещания! Но тема актуальная, поэтому оставлю его здесь.

    …В понедельник я вернулась на работу после двухнедельного отпуска. Вернулась с кучей вопросов в голове: кто я? что я? зачем я? А главное: на каком этаже работаю??? До этажа добиралась по цвету. Ковер на нашем этаже желто-зеленый. Это я точно запомнила, выключая компьютер две недели назад.

  • Снова стать туристами в Париже

    Две прошлые недели у нас гостили родители Камило. В Колумбию мы уехать в прошлом году не смогли — поэтому они решили нагрянуть к нам. Мы, конечно, только рады, гостям мы всегда рады, хоть на неделю, хоть на два месяца.

    Коллеги и французские друзья с сожалением смотрели на меня, когда я им рассказывала, что к нам едут родители мужа. “Бедная, ты бедная, — говорили они мне, — целых две недели все вместе. Мы бы на твоем месте сошли с ума!”

    Все мне нравится во Франции, но эти странные семейные отношения так для меня и остались странными. И мне очень не хочется, чтобы наши девицы впитали с круассанами такое отношение к семье.

  • Взглянуть по-новому на забытое старое

    У меня часто случается такое: несется за мной какой-то фильм или книга и требуют, чтобы я их пересмотрела или перечитала. Не знаю, с чем это связно, но обычно я поддаюсь этой навязчивой идее, нахожу не выходящий из головы фильм или книгу — и не успокаиваюсь, пока не пойму, зачем они меня преследовали.

  • Остановите меня, если сможете

    Две последние недели я открывала холодильник с нескрываемым ужасом и тревогой. А вдруг там все еще остался салат Оливье? Или, может, кусок мяса запеченного? Или не дай бог торта???

    Я не могла больше есть. Не могла, но ела.

    И салаты, и торты, и конфеты, и булки с шоколадом, и даже — не говорите, пожалуйста, никому — майонез ложками. А когда приходила в себя, намазывала его на черный хлеб, купленный в русском магазине, чтобы совесть успокоить.

  • От наших салатов — вашим

    Дед Мороз приходила к нам дважды. Сначала 24 декабря, а потом еще и 31. Александра все еще верит в него, несмотря на темные волосы, странный акцент и голос, очень напоминающий папин.

    А Викуська, как только в гостиной появилось что-то красное-белое с огромным мешком, кричащее и охающее, сбросила с себя праздничное платье, схватила булку, бросила ею в Деда Мороза и с криком “Нееееееетттть!!!!” — закрылась на весь вечер в комнате.

  • Из нашей кельи

    Вчера вечером в панике снова рванули с Александритой в детскую больницу. У нее уже несколько дней температура. Педиатр испугалась возвращения инфекции, которая была у нас в сентябре. Но оказалось, что все в порядке. То есть ребенок больной, но не та инфекция, которой мы так опасались.

    Приехали домой с температурой под 40, но счастливые. Купили суши, которые Александра обожает, включили “Люди в черном” — и устроили себе небольшой праздник.

  • Не навязывай мне своего горя!

    Многие наверняка слышали о погромах, устроенных у нас в Париже недовольными реформами французского президента. Не буду в деталях об этом писать. В интернете куча информации, фотографий — ужаса, короче. Баррикады, погибшие, раненые, покалеченные, сожженные машины, разбитые витрины. “Кошмар!” — как любит повторять Викуська.

    Но не об этом речь. Мне всегда интересны всякие социологические и психологические аспекты таких событий. Реакции сторонних людей на происходящее.

  • Где мы?

    Где мы? Я не знаю, где мы. Ехали два часа на машине. Живем в келье. За окном желтые мокрые листья, Луара, треснувшие старые вазы с засохшими в них цветами. Лестница с потертыми крутыми ступеньками. Огромный камин в столовой. Десять видов чая на завтрак. Одна тетенька на все аббатство. Улыбается все время. Рада нам. Сейчас не сезон, может, поэтому она так счастлива присутствию любой живой души.

  • Туалетная бумага, плитка, депрессуха

    В инстаграме я раньше выкладывала небольшие зарисовки о своей офисной жизни. Но потом туда “понаехали” некоторые мои коллеги, инстаграм ввел функцию перевода — и писать вот так просто стало неудобно. Я теперь вывожу некоторые истории либо в сториз, либо буду сюда писать. Хотя и до блога тоже могу добраться и забить его в гугл-переводчик, но этапов слишком много — надеюсь, до этого не дойдет.

    Пара баек сегодня из “неопубликованного” офисного.